Шпроты ударили по Риге, ее может спасти бальзам

Шпроты ударили по Риге, ее может спасти бальзам

Автор: Дмитрий Киселёв

9 февраля в Риге прошел митинг в поддержку мэра столицы Латвии Нила Ушакова. Партия Нила Ушакова «Согласие» в октябре прошлого года одержала победу на выборах в парламент страны и претендовала на создание правительства. В результате четырехмесячных переговоров партию «Согласие», грубо говоря, «бортанули», ведь она якобы «пророссийская», а образовалась коалиция карликовых партий. Премьером от нее стал гражданин США Кришьянис Кариньш. Смех в том, что партия Кариньша — самая маленькая в парламенте Латвии.

Поняв, что «Согласие» Нила Ушакова — серьезная сила и сдаваться не собирается, латышские русофобы решили через уголовное давление добить мэра Риги. Так, 30 января в рабочем кабинете и дома у Нила Ушакова сотрудники Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией произвели обыски по подозрению в получении взятки в размере 800 тысяч евро от поляков и чехов за поставку в Ригу 200 автобусов и троллейбусов. Сам Ушаков заявляет, что никаких противоправных действий не совершал.

Происходящее вписывается в логику борьбы в Латвии со всем русским и российским. Борьба эта столь же беспощадна, сколь и бессмысленна. Но идет уже не первое десятилетие, даже в ущерб латвийской промышленности и экономике.

Автор: Александр Рогаткин

Кто бы мог подумать, что маленькая балтийская килька превратится в крупнокалиберное оружие санкционной войны. Именно шпроты больнее всего ударили по экономике Латвии — пятый год этот популярный с советских времен продукт не может «доплыть» до российских прилавков. Некоторые латвийские производители шпрот работали только на Россию и от введенных Москвой ответных мер так и не смогли оправиться.

Шпротные заводы для Салацгрива — градообразующие предприятия. Они были здесь еще с советских времен. Теперь наполовину — в руинах.

«Только один завод остался. После санкций работы меньше стало», — рассказала Ливия Остапчук, сотрудница консервного завода.

Ливия уже четверть века сортирует царскую шпроту по консервным банкам. В каждой должно быть 224 грамма. Теперь шпроты отправляют все больше в Европу — туда, куда уехало на заработки чуть ли не полгорода.

«Правительство виновато. Рабочие хотят работать, а правительство — карманы набить», — уверена Ливия.

Директор этого консервного завода Арнольд Бабрис продолжает клеить на банки со шпротами символы Российской Империи. Это настоящие, «царские» шпроты, хоть и идут они в Польшу и на Украину.

«Этикетка — царская, она запатентована в 1905 году. Есть еще портрет Николая II. У меня есть оригинальные этикетки 1905 года. Мы используем этот дизайн», — рассказал Бабрис.

Он вовсю расхваливает свои «золотые» шпроты и новую прозрачную упаковку. В ней — рыбка к рыбке, как патрон к патрону. Все — на виду. Это латвийские политики продолжают жить в старой консервной банке и, как шпроты в масле, купаются в своих русофобских комплексах.

«У нас очень много людей в политике, которые вообще не заботятся о национальных интересах как таковых, включая нашего министра иностранных дел. Они работают для чужой страны, не для Латвии», — уверен Арнольд Бабрис.

Год назад Роскомнадзор частично снял запрет с двух предприятий на ввоз шпрот. Но одно уже закрыло производство, а второе перенесло его в нашу страну. Арнольд Бабрис говорит, что Латвия, в принципе, приспособилась к санкциям, как и Россия, наладившая в Калининградской области свое консервное производство. Правда, бизнесмен не перестает утверждать, что его шпроты вкуснее. Но что делать? Маленькая рыбка уже тридцать лет становится первой жертвой российско-латвийской политики.

В продовольственной корзине латвийских пенсионеров шпроты за 2-3 евро банка нечастый гость. Как и в советские времена, — только по праздникам, потому очень дорогие.

Для бывшей воспитательницы детского сада Эдит Дитмане независимость и европейский путь Латвии явно в тягость. «О Европе нам трудно говорить, мы никакая не Европа, а страна какого-то третьего мира, даже хуже», — отметила Эдит.

Рижский торговый порт — некогда крупнейший в Советском Союзе. Еще в 90-е годы здесь яблоку негде было упасть. Россия перенаправляет свои грузы в новые, только построенные порты Ленинградской области — туда ушла основная перевалка угля, нефти и контейнеров. Но рижский порт по-прежнему востребован. Российские компании «Уралкалий» и «Уралхим» открыли здесь свои терминалы минеральных удобрений и стали лидерами латвийской экономики.

Но Москва уже приняла политическое решение, и этим российским компаниям предложено построить терминалы под Санкт-Петербургом. Место определено. Россия больше не собирается инвестировать в экономику недружественного государства.

Вместо контейнеровозов в рижском порту все чаще швартуются натовские корабли. Как писала местная пресса, американский ракетный эсминец «Портер» пришел для поддержания стабильности в регионе.

«Чем больше у нас присутствует НАТО, тем меньше у нас присутствует российский транзит. Это взаимосвязанные вещи», — отметил экономист Эйнарс Граудиньш.

Но не во всех бедах, к счастью, виновата только Россия. Соседи по Прибалтики сами не упускают шанса по-тихому вредить друг другу.

Несколько лет назад прямо на границе Литва разбирает железную дорогу, чтобы не пускать свои и белорусские грузы в латвийские порты. Тем самым дорога в светлое экономическое будущее стала еще длиннее.

На литовцев пожаловались в Европейский суд поляки, которые купили нефтеперерабатывающий завод и бензин отправляли через латвийские порты. Вильнюс приговорили к многомиллионным штрафам и обязали восстановить железную дорогу. Но дорога по-прежнему завалена снегом.

«История экономических войн между двумя сестрами — Латвией и Литвой — давнее происхождение имеет. Я читал еще в довоенной газете 30-х годов о том, что крестьянин литовского села перегнал ночью стадо через пограничную речку в Латвию, чтобы продать на мясо и тем самым подорвать латвийскую мясную промышленность», — рассказал журналист Юрий Алексеев.

Знаменитая Юрмала отдыхает от новогодних и рождественских праздников. На улицах — тихо. Но сезоном здесь довольны, несмотря на уход «Новой волны» и других российских фестивалей. Туристы из России вновь стали возвращаться на Рижское взморье.

Юрмала всегда ориентировалась на российских туристов. Тут меню и туристические брошюры всегда были на «великом и могучем», а латыши жаловались, что без знания русского языка сложно устроиться на работу.

За последние годы в Юрмале закрылись десятки ресторанов и кафе. Но остальные держатся. А вот что точно, так это то, что из Юрмалы ушли российские инвесторы, оставив недостроенными отели и кемпинги.

Владелец строительной фирмы из Юрмалы Леонид Кузьмин говорит, что многие россияне из-за политических проблем отказались от покупок недвижимости на побережье. Поэтому цены упали на 30%. Местные чиновники, чтобы вернуть инвесторов, по словам застройщика, даже умерили свои аппетиты, уменьшив сумму взяток.

Транзисторный приемник «ВЭФ» рижского производства был практически в каждой советской семье. С его помощью легко можно было ловить «Голос Америки» и ВВС. В Латвии даже считают, что именно этот приемник помог разрушить Советский Союз. Правда, сам радиозавод это не спасло — закрыли, как и все остальные производства.

Руслан Григорович основал в Елгаве частный Музей достижений советской промышленности. Часть экспонатов — родом из Латвийской ССР.

«Стараюсь сохранять всю продукцию, что производили в Латвии, чтобы осталась история о довольно-таки большой промышленности, которая была в советский период в Латвии», — сказал Григорович.

На стене — флаг Советской Латвии с запрещенным теперь серпом и молотом. За такое и под суд можно загреметь. Гордость автомобильной коллекции — несколько микроавтобусов «РАФ». Их завод был недалеко от музея. Все машины — на ходу.

С 1975 года автозавод в Елгаве выпустил почти 300 тысяч микроавтобусов под маркой «РАФ-2203». В середине 90-х завод закрыли. Власти тогда легко расставались со всем советским.

А несколько лет назад снесли все заводские цеха. Руслан успел спасти три знаменитые на весь Советский Союз буквы, которые висели на фасаде.

Самый лучший бальзам на раны российско-латвийских отношений — это, конечно же, черный «Рижский бальзам». Невероятно популярный и дефицитный в советские времена. Сейчас, даже несмотря на взаимные санкции, он легко находит дорогу к российским потребителям. Есть бальзам классический, с вишней, со смородиной. Экспорт знаменитых глиняных бутылочек растет год от года.

«До сих пор Россия является одним из больших рынков экспорта», — отметила Айя Заблоцка, главный технолог завода Latvijas Balzams.

В рецепте — с два десятка разных ингредиентов: от сушеной черники до перуанского бальзамного масла. Настаивается экстракт в дубовых бочках, а в металлических хранятся сырье и полуфабрикаты.

«Когда эмигрировали немецкие предприниматели, они закопали их в землю. А потом после Второй мировой войны их раскопали. И некоторые из них до сих пор используются у нас в производстве», — отметила Айя Заблоцка.

Здесь любят говорить, что «Рижский бальзам» в два раза старше русской водки и когда-то помог вылечить Екатерину II от болей в желудке. Современным государственным деятелям, как убеждены технологи, напиток тоже не повредит. Нужно совсем немного.

«Если бы они сели за рюмочкой бальзама, все бы произошло отлично. Этот бальзам открывает человеческие души, как и водка, кстати. И люди становятся добрее», — уверена Айя Заблоцка.

Напиток еще успокаивает нервы и избавляет от паранойи. Латвийским властям точно надо прислушаться.

Текст: «Вести недели»

Источник: Вести

22:55
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!